Лого
  Карта сайта Написать письмо Контакты

галерея красоты


Главная >> Галерея Красоты >> Николай Константинович Рерих. Художественное творчество >> О Культуре и Мире моления. Галерея художественных работ >> Приданое китайской принцессы Вэн-Чин. 1928-1929 гг. Публикации по теме >> В.А. Караульщиков. Страницы истории

Николай Константинович Рерих. Художественное творчество

 

 

В.А. Караульщиков

Страницы истории
 

 

"Согласно историческим анналам, начало тибетского государства датируется концом VI - началом VII века нашей эры. До этого страна была раздроблена на двенадцать княжеств, которые вели между собой постоянные войны. Создание единого государства с центральной властью облегчило распространение буддизма. Движение за политическое объединение страны началось на юго-востоке. Около 607 года Намри Сонгцен, князь Чьингва-такце в долине Ярлунг на северо-востоке Тибета, положил начало тибетскому государству. <…>" [1]

Царь Сронгцен-Гампо

"Его сыном был знаменитый правитель Тибета Сронгцен Гампо, который принес буддизм в страну и которого традиция почитает как Чойджала, или Дхармараджу ("Владыку Закона" - прим. перев.) Этот царь сделал своей столицей Лхадан, или Лхасу, в Центральном Тибете (провинция Уй) и заложил основы государственного управления. Победоносные походы привели его к границам Китая, и он даже захватил западную провинцию Сычуань". [2]

"В год Дерева-Коня (634), император обменялся подарками и тибетским царем и заключил договор о дружбе. Тибетцы просили, чтобы китайская принцесса императорского дома была послана супругой царю, но эта просьба не была исполнена. Тогда тибетцы обиделись, и около восьми лет шла война. По возвращении войска послали министра Гар Тонцэна с дарами, золотом и разными драгоценными камнями к императорскому двору. Вун-шин Кон-джо (Вэнь-Чэнь Гун-чжу), дочь Та-и-дзуна была послана в год Железа-Коровы (641)". [3]

"Мудрый министр Гар, обладавший магической силой, и еще несколько человек были посланы для приглашения принцессы во дворец императора Китая, с подарками в виде доспехов из ляпис-лазури. Они прибыли во дворец. Владыка Китая, (императрица) - мать, их сын и сама принцесса не хотели, чтобы принцесса ехала в Тибет. Однако они были готовы отдать принцессу какому-нибудь другому великому (иноземному) царю… Чтобы посвататься к принцессе, во дворец владыки Китая явилось пятьсот министров дхармараджи Индии, царя богатства из Тагцзика (Персии), царя войск Гэссара и царя множества людей Цзуг-цзе. Китайцам совсем не нравились тибетцы, но так как закон не может быть неравным, договорились, что принцессу отдадут тому министру, который обладает наиболее острым умом.

Священный бирюзовый щит императора имел два отверстия - на ободе и посередине. Внутренний канал, (соединяющий два отверстия), повторял узор на щите и был очень красив. Вручив этот (щит) министрам, (император) заявил, что отдаст (дочь) тому, кто сможет протянуть кусок шелка через это отверстие. Министры в течение многих дней ломали головы над различными способами, но не смогли протянуть (шелк). Министр Гар же откормил китайских муравьев ячменной мукой, привязал к талии одного из них, ставшего размером с большой палец, шелковую нить, к ней - кусок шелка, запустил его в отверстие посередине (щита) и выдул его из другого. После этого он потребовал принцессу.

Так как (китайцы) не хотели отдавать (принцессу) в Тибет, они заявили, что этого испытания не достаточно. Они предложили министрам много трудновыполнимых задач - отделить сто птиц-самок от ста птиц-самцов, определить, где у круглого бревна находится верх, а где - низ, заставить людей одновременно съесть мясо овцы и выделать ее шкуру, выпить кувшин вина и не опьянеть. Гар смог отделить птиц самок от самцов, разбросав вымоченное в вине зерно. Он определил нижнюю и верхнюю части бревна, опустив бревно в воду. Он разложил мясо и шкуры овцы по кучкам. Едоки стали есть, беря куски мяса и макая их в соль. При этом они передавали друг другу куски и шкуру. Когда шкура прошла через весь ряд едоков, она высушилась, истончилась и выделалась. Он раздал толпе по маленькому кувшинчику вина, и никто не опьянел. Другие министры были повержены. И все же (император) не отдал принцессу (Гару). Однажды ночью послышался удар в большой барабан, и все министры других царей собрались во дворце. Гар понял, что бой барабана - это лишь трюк. Он нарисовал киноварью ваджру на ставнях и свастику на пороге больших ворот своего дворца. Оставив знаки и на других воротах, он явился в (императорский) дворец. Владыка Китая сказал: "Я отдам (дочь) тому, кто сможет найти свой дом сегодня ночью, не заблудившись!" Другие заблудились, а Гар взял светильник и по знакам, нарисованным заранее, легко нашел свой дом. Несмотря на это, владыка Китая сказал: "Завтра во дворце соберутся триста прекрасных молодых женщин. Я отдам (дочь) тому, кто узнает ее среди них". Гар заранее подкупил одну китаянку, дав ей золота. Через нее он нашел способ провести своих людей в управление казной китайского (императора), и те узнали, как принцесса выглядит и в чем она будет одета. Утром другие министры, осмотрев одежду и облик женщин, вывели нескольких их них. После этого тибетский министр зацепил наконечником стрелы за воротник платья принцессы и вывел ее (из толпы). Принцесса опечалилась. А Гар был восхищен.

Вызванный Рам-Тхонми и Брисэру-Гунтхуном, он запел:

"О радость!
Ты, принцесса Кунчжу,
Послушай мои слова:
В царстве Тибет,
Счастливом и дающем удовольствие
В царском дворце,
Построенном из различных драгоценностей,
(Живет) царь Сронцзан-Гампо -
Божество в образе людского владыки.
Его род и он сам излучают славу,
Взгляд на него отнимает сердце.
Он - Великий милосердный,
Защищает царство, как велит вера.
Его подданные слушаются его приказов,
Министры и подчиненные царя
Радостно поют.
Солнце веры поднялось,
Светильник славы поставлен.
Там горы поросли лесом,
А в широких долинах
Пять сортов зерновых
Растут беспрерывно.
Там много драгоценностей,
Таких, как золото, серебро, медь и железо.
Там - стада яков, лошадей и овец.
Таков счастливый (Тибет)!
Принцесса Кунчжу, послушай меня!"

Сердце принцессы утешилось. И она отправилась в Тибет". [4]

"Согласно одной их Дуньхуанских хроник (№ 252 Парижской коллекции), принцесса провела шесть лет в Тибете, прежде чем была представлена царю, и прожила с ним три года до его смерти…" [5]

"Около 640 года он подписал мирный договор с танским императором Тайцзуном, в котором его власть над краем Кукунор была признана Китаем. И такой была военная мощь тибетского царя, что он даже получил в жены китайскую принцессу императорского дома. Другой брачный союз Сронгцен Гампо заключил с Непалом, женившись на дочери непальского царя Амшувармана. Эти две принцессы были страстными последовательницами буддизма, и традиция утверждает, что китайская принцесса привезла в Тибет знаменитую статую Будды, а непальская - изображение дхьян-будды Акшобхьи. Обе статуи и ныне хранятся в храме Джо-кан в Лхасе. И даже говориться, что царь женился на обеих принцессах, чтобы завладеть двумя знаменитыми статуями.

Под влиянием этих двух принцесс царь принял буддизм и стал поощрять его распространение по всему царству. Благодарная буддийская церковь Тибета признала двух иноземных принцесс воплощениями богини Тары в ее зеленой и белой ипостасях". [6]

Белая Тара

 

Зеленая Тара

"Бхагавати Арья Тара воплотилась в принцессу Суллэн, дочь императора Тайцзуна из династии Тан, пригласившую в Китай 16 стхавир, и принцессу назвали по-тибетски Вэнь-Чень (Водяным лотосом). Она привезла с собой Владык (Чово) Тулнана и стала супругой царя Сонцэна. Она построила Вихару Рамоче и сама указала места, где следовало построить вихару Тулнан и другие вихары. Установила обычай почитания Драгоценности (Ратна)". [7]

"Известно, что обе царицы многое сделали для привнесения буддизма в Тибет, хотя в начале своей миссионерской деятельности были ограничены кругом придворных. Народные массы и знать оставались приверженцами старой веры". [8]

"Царь и часть поместной знати благоволили буддизму, который нес с собой пробуждение высокой формы культуры. Централизованное государство, которое объединило двенадцать княжеств, начало осознавать необходимость построения системы политической власти. Несомненно, сокрушение власти поместной знати, находившейся в союзе с древним шаманистким боном, древней религией Тибета, имело первостепенную важность для царя и его советников, борющихся за консолидацию установленной власти. Благосклонность царя к буддизму была прямым вызовом древней религии бон и старому порядку вещей. Таким образом, принятие буддизма стало фактом прогрессивного развития, вызвавшим на себя силы феодальной реакции. Долгая и жестокая борьба длилась до середины IX века, когда реакция перешла в наступление, что привело к крушению царской власти и вместе с ней к новому раздроблению страны". [9]

"Благодаря буддизму Тибет вошел в контакт с культурой и наукой Индии. И тибетские, и индийские ученые, кроме перевода буддийских канонических текстов, перевели значительное число древнеиндийских сочинений по медицине, поэзии, искусству, астрономии, а также драмы; многие из этих трактатов были включены в тибетский канон. С помощью буддизма Тибет вступил в контакт с индийским искусством, и тибетское искусство стало частью индийского". [10]

"Любопытно отметить, что с самого начала работу по переводу буддийских текстов на тибетский вела группа ученых разный национальностей. Так, нам известно, что Тхонми Самбхоте помогал индийский брахман Шанкара, непальский ученый Силаманджу и китайский монах Махадева Це. Несомненно, эти наставники прибыли в Тибет в свите непальской и китайской принцесс, на которых женился Сонгцен Гампо. Непальская принцесса, дочь императора Амшувармана, царя Непала, привезла с собой буддийские священные изображения, и в 653 году, спустя четыре года после смерти Сонгцен Гампо, ею был построен в Лхасе знаменитый храм Джокханг, или Рулнанг Цуглаканг. Для возведения этого храма были привлечены непальские мастера. Китайская принцесса, прибывшая в 641 году, привезла с собой знаменитый образ Будды, который, как верили, был привезен в Китай из Индии через Центральную Азию. Китайская принцесса способствовала привнесению в Тибет китайской буддисткой культуры эпохи Тан. В знак признательности царицам за их поддержку дела буддизма церковь провозгласила их воплощениями богини тары. О китайской принцессе говорится, что она возвела в Лхасе храм Рамоче, который на протяжении долгого времени был резиденцией китайских буддийских монахов, последователей буддийской медитативной школы чань". [11]

"В дальнейшем царь в ипостаси Защитника Учения проповедовал много буддийских текстов <…> Он также посвятил многих в практику сосредоточения, и появились многие, достигшие сверхъестественных сил. Он устроил многочисленные убежища для созерцания и построил вихары Тадуг в Уе, Тадул и Яндул. Две царицы тоже основали вихары в Тулнане и в Рамоче. Царь ввел законы и установил наказания за убийство, грабеж и прелюбодеяние. Он научил подданных писать и доброму закону, такому, как 16 человеческих законов, и прочему. За исключением монашеского посвящения, остальная часть Учения широко распространилась, и тибетское царство стало добродетельным". [12]

"Ныне существует множество тибетских письменных источников, утверждающих, что царь Сонцэн-гампо умер молодым. Согласно тибетским хроникам, обнаруженным в Дуньхуане (Западный Ганьсу), царь Сонцэн, или Ти-Сонцэн, умер в 649 г. (год Курицы). Погребальные обряды были совершены в 650 г. (год Собаки), тогда и было послано письмо китайскому императорскому двору о кончине тибетского царя". [13]

"При наследниках Сонгцен Гампо власть Тибета распространилась далеко за пределы географических границ страны. В VIII веке Тибет фактически стал одной из главнейших держав азиатского континента". [14]

"VII и особенно VIII столетие видели начало подлинно великой трансформации в национальном мировоззрении Тибета, когда воинственные и часто непокорные кочевые и полукочевые племена, которые время от времени нападали на земли соседних государств, удалились в свои горные крепости, чтобы больше никогда не тревожить границы своих соседей. В течение менее двух столетий духовная и культурная революция, распространившаяся по всему Тибету, обуздала вольнолюбивый дух тибетцев. Эта трансформация была не только духовной, но также и культурной, поскольку древняя центрально-азиатская кочевая культура, господствовавшая в Тибете, уступила дорогу новому типу культуры…". [15]

"Через некоторое время, когда Сонцэн переродился как Каче Панцен, а подлинное его имя было Джаянанда. Тонми переродился как Ма-лоцава Чойбар в Южном Лато. Принцесса переродилась как Мачиг Шама в Южном Падуге". [16]

"…в год Воды-Тигра (1062) родилась Мачиг. На ее теле были знаки принадлежности к классу подмини. В частности, на ее пупке было изображение красного лотоса с тремя корня-ми, на груди изображение ожерелья из драгоценных камней, спускающегося до пупка, а на каждом плече - изображение свастики. За ушами у нее были завитки, похожие на раковину или лотос. Под языком было изображение меча цвета лотоса утпала, помеченного буквой ТАМ, символизирующей первый слог имени Тара. Между бровями у нее было изображение знамени с солнцем и луной и колеса со спицами. <…>

Когда Мачиг исполнилось 14 лет, ее отдали в жены человеку из местности Ава Лхагьял. Она чувствовала отвращение к семейной жизни и сказала мужу: "Тебе следует исполнять религиозный долг, а я буду помогать тебе!"

Поскольку он не желал ее слушать, она симулировала безумие, и они расстались. С 17 до 22 лет она была тантрийской помощницей у ламы Ма. Ма обучил ее многим тантрам и садханам. Однажды ночью, когда лама Ма проводил посвящение своего личного идама, она увидела лики 16 Вира махасукхи и 16 кшетрапали-дакинь. Она почувствовала, что превратилась в восемь Видья. Мачиг также увидела Учителя и себя в виде Херуки и его юм. Их мистическое созерцание, при котором семенная жидкость превращается в высшую (психическую) энергию, длилось 16 месяцев. Тем не менее, она говорила, что никогда не видела Учителя и себя в человеческом виде. Затем Учитель посоветовал ей уйти в затвор на четыре года, она так и сделала. Во сне она имела видения многочисленных Будд и Бодхисаттв. После Учитель велел ей выйти из затвора и посетить несколько уединенных мест. Она так и поступила. Она устраняла на своем пути все препятствия, созданные демонами. В частности, проведя четыре месяца в Верхнем и Нижнем Дзоне, она научилась управлять солнцем и луной (это выражение относится к тантрийской практике, нацеленной на управлением истечением спермы), освоила превращение своего физического тела по желанию, научилась понимать язык всех живых существ и даже втягивать живое дыхание (прану) через любой орган, который пожелает. Таким образом, она приобрела четыре волшебные силы (сиддхи). [17]

Затем Ма-лоцава принял монашеский обет в присутствии Кьюнпо и, взяв с собой в качестве служки Кенпуву, отправился в Шаб. Когда ему было 46 лет, какие-то люди отравили его, и он умер. К этому времени Мачиг исполнилось 28 лет. Приехав в Шаб, она совершила для Ма погребальные ритуалы, кремацию и прочее. В последующие три года с ней случилось семь больших бедствий. С ней стряслась болезнь, приводившая к ежедневному извержению спермы размером с горох, тело ее покрылось нарывами и болячками. Ее прежнее благосостояние разрушилось, и даже дикие животные и птицы отказывались есть сделанные ею подношения. Ритуальный жертвенный огонь не зажигался, она чувствовала себя охваченной низкими страстями, а дакини отказывались принимать ее в свое общество. Хотя она и пробовала разные средства, ничего не помогало ей. В сопровождении Кенпувы она пошла навестить Дампу в Динри. Дампа обратился к ней со словами:

- О, йогиня! За три года семь несчастий обрушилось на тебя!
Она ответила:
- Я пришла спросить тебя как раз об этом!
Дампа сказал:
- Ты нарушила свой обет по отношению к своему коренному учителю.
Мачиг ответила:
- Моим учителем был Ма, но я не помню никакого нарушения обетов!
Тогда Дампа сказал:
- Без разрешения учителя ты была тантрийской помощницей других посвященных. Ты разделяла трапезу с людьми, нарушившими свои обеты. Ты завидовала другим тантрийским помощницам Учителя и ты нарушила свои обязательства. Ты сидела на сиденье Учителя. Ты не предложила своему Учителю вознаграждение за посвящение, и ты не принимала жертвенной пищи.
Тогда Мачиг спросила:
- Что может излечить меня?
- Есть способ! - сказал Дампа. - Принеси яйцо черной курицы, правую переднюю ногу овцы, чашу из черепа, наполненную вином, семь молодых девушек, достигших зрелости, реликвию Татхагаты, сиденье царя и след твоего коренного Учителя на куске ткани.
Досточтимый Кенпува быстро достал необходимые вещи и вернулся к Дампе, который приказал Мачиг:
- Теперь подари мне царское сиденье и действуй, как тантрический помощник, равный по положению Учителю. Затем соверши обхождение реликвии Татхагаты и омовение. Предложи семь девушек следу Учителя. Введи яйцо черной курицы в падму, и соверши подношение бараниной и вином. Жертвенную трапезу нельзя прерывать.
Говорят, что на овечьей ноге хватило мяса накормить десятерых учителей и их сопровождающих, а в чаше из черепа, передававшейся по кругу, хватило вина для всех. Затем Дампа спросил:
- Ты помнишь, как строила вихару в Лхасе?
Мачиг ответила:
- Я не знаю! Я не видела ее! Я не помню!
- Ах, эта йогиня! - воскликнул Дампа. - Она лжет мне!
И дал ей пощечину со словами:
- Тебе не следует так поступать по отношению ко мне! [18]

Говорят, что Мачиг упала без чувств, а когда очнулась, смогла ясно вспомнить свое прошлое.
Дампа спросил:
- Это правда?
Она ответила:
- Истинно, это так! Если так было, то почему же я сама не помнила?
Дампа ответил:
- Когда ты попросила своего Учителя о посвящении, ты не поднесла ему вознаграждение.
Мачиг ответила:
- Я поднесла ему свое тело и богатство!
- В плату за тебя твой отец и брат приняли от Учителя кольчугу, сшитую шелковыми нитями, и черного коня; ты забыла? - сказал Дампа.
Тогда Мачиг сказала:
- Это было сделано с позволения Учителя.
Дампа ответил:
- Для тебя это могло быть позволением, но твой брат получил за тебя плату!
Мачиг спросила:
- Что теперь делать?
Дампа ответил:
Ухаживай за потомками своего Учителя! Совершай жертвоприношения останкам Ма. Оштукатурь чайтью с его останками и поднеси светильники. Вынь яйцо и дай его мне.
Когда яйцо вынули, то увидели, что оно стало черным. Тогда Дампа отдал яйцо Мачиг и велел разбить его. Когда его разбили, черная кровь вытекла из яйца, а Дампа сказал:
- Три года и три месяца назад в полнолуние в сумерках эту твою сперму унес черный маг. <…> Теперь этот мой ритуал освободил тебя! Иди, но приходи снова повидать меня!
Поскольку Дапма велел ей накаливать заслуги на благо линии преемственности ее Учителя, она совершила семь видов подношений, в том числе подношение яка сыну двоюродного брата Учителя по отцу по имени Чосэ Карью, подношение светильников перед останками своего Учителя, оштукатурила чайтью в Шабе и наняла монаха ухаживать за чайтьей. Здоровье ее поправилось, и она решила, что это произошло благодаря милости Дампы. <…>

Потом Мачиг сама достигала духовной реализации и посетила две области, границу страны Мен и Тибет, а также многие святые места, практикуя созерцание. Она вызывала перед другими многочисленные видения. Я расскажу о них кое-что.

Ее учителями были помимо упомянутых выше, пандита Вайрочана, Пэлчен Гало, Пуран-лоцава и Еранва. Пагмодупа был учеником Мачиг. Сиддха Дзэн Дхармабодхи встретил Мачиг, когда она приняла облик голубки. Когда Гой Кугпа Лхэцэ председательствовал на религиозном собрании трипитакадхар, многочисленных, как океан, ее помощница спорила с ним и смогла посрамить их теории. Ученые мужи не смогли нанести ей поражение. Тем более не может возникнуть вопроса о познаниях самой Мачиг, проявившей все совершенство знания всех основных текстов и шастр. Она усердно трудилась на благо живых существ и в возрасте 88 изобразила свою кончину, т.е. она не умерла в реальности. После кремации не осталось никаких реликвий.

Короче: Мачиг была божественным проявлением". [19]

"Такова история прихода буддизма в Тибет. Несомненно, будущие исследования восполнят пробелы в наших знаниях, но общая картина, я думаю, останется такой же, как сегодня. Это событие всегда будет примером того, какая сильная трансформация произошла благодаря культурной революции. Это событие, которое, помимо собственного культурного значения, оказало гигантское влияние на весь ход истории Центральной Азии". [20]

"Распространение буддизма по ту сторону Гималаев имело одно важное последствие - оно принесло послание Будды в Монголию и позднее, в XVII веке, в Сибирь. Неуклонное движение буддизма в Россию завершилось возведением буддийской вихары в Петербурге, нынешнем Ленинграде, которая была освещена в 1913 году". [21]

 


1. Рерих Ю.Н. Тибетский буддизм. // Рерих Ю.Н. Буддизм и культурное единство Азии. М., МЦР, 2002. С. 32-34.

2. Рерих Ю.Н. Тибетская живопись. М., МЦР, 2001. С. 15.

3. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. Введение и перевод Ю.Н. Рериха. СПб., "Евразия", 2001. С. 50.

4. Далай-Лама V (перевод А. Цендиной). Цит. по А. Цендина. Поклонение масля-ной скульптуре. // Восточная коллекция, № 1, 2002.

5. Рерих Ю.Н. Тибетская живопись. С. 15-16.

6. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. С. 133.

7. Рерих Ю.Н. Тибетский буддизм. С. 33.

8. Там же, с. 33.

9. Там же, с. 33.

10. Рерих Ю.Н. Приход буддизма в Тибет. // Рерих Ю.Н. Буддизм и культурное единство Азии. М., МЦР, 2002. С. 45.

11. Рерих Ю.Н. Тибетский буддизм. С. 34.

12. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. С. 45.

13. Там же, с. 16.

14. Рерих Ю.Н. Тибетский буддизм. С. 34.

15. Там же, с. 32.

16. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. С. 133.

17. Там же, с. 133-136.

18. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. С. 133.

19. Гой-Лоцава Шоннупэлл. Синяя Летопись. С. 133.

20. Рерих Ю.Н. Приход буддизма в Тибет. С. 45-46.

21. Рерих Ю.Н. Тибетский буддизм. С. 21.


 

 

 

 

 

 

 

 

Контакты Написать письмо Карта сайта   Назад Главная