Ивановская областная общественная культурно-просветительская организация

110-летию путешествия Н.К. Рериха по древним городам России и Прибалтики посвящается

Поэзия старины

 

"Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего"

Н.К. Рерих

 

 

В 1903–1904 годах Н.К.Рерих вместе со своей женой, Еленой Ивановной, осуществил уникальную для того времени экспедицию по древнерусским городам, в ходе которой были обследованы памятники старины Ярославля, Костромы, Владимира, Суздаля, Смоленска, Пскова, Изборска, Гродно, Каунаса и многих других городов.

Эта экспедиция сильно отличается от всех прежних экспедиционных проектов Н.К.Рериха. Отличается, прежде всего, необычайно широким спектром поставленных задач: охрана памятников и археология, древние легенды и предания, русская иконопись и пути поддержания национального костюма – все это нашло в ней свое отражение. Происходило это в то время, когда иконопись не признавалась искусством, а все иконописцы презрительно именовались «богомазами». На редких собирателей древних икон смотрели, как на людей со странностями. Величественные росписи старинных храмов и одухотворенные лики икон произвели на Николая Константиновича неизгладимое впечатление. После завершения экспедиции, он запишет слова, которые уже через 10 лет современники назовут пророческими: «Иконопись будет важна для недалекого будущего, для лучших “открытий” искусства. Даже самые слепые, даже самые тупые скоро поймут великое значение наших примитивов, значение русской иконописи» [1].

Кроме того, она стала первой совместной экспедицией Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих. Елена Ивановна была удивительно одаренным человеком и не исключено, что именно благодаря ее влиянию экспедиция 1903-1904 гг. обрела столь разносторонний характер.
Сам Николай Константинович определял стоящие перед ним задачи следующим образом: «Проследить с художественной и археологической точек зрения общий исторический характер данной местности» [2].

«Интересно сравнить города Суздальской области с городами ганзейскими, как, например, Рига, а также с городами типично польскими – Вильна, Троки и Ковна» [3].

Он считал, что изучение «общего сравнительного положения местностей, положения исторических построек в пейзаже, т.е. именно с той стороны, с какой данные города так изменились в последние годы, <…> может принести много новых и интересных результатов»[4].

Упор на изучение «положения исторических построек в пейзаже», Николай Константинович сделал не случайно – это была его заветная мысль еще со времен экспедиции по пути «Из варяг в греки». В те годы Николай Константинович считал задачу сохранения исторических пейзажей более актуальной, чем даже охрана памятников, поскольку на эту сторону в то время вообще не обращалось внимания. Перед путешествием по древнерусским городам он писал:

«О сохранении исторических памятников теперь, слава Богу, можно уже не говорить; на страже их стоят многолюдные учреждения с лицами, просвещеннейшими во главе. Но мало охранить и восстановить самый памятник, очень важно, насколько это в пределах возможного, не искажать впечатления его окружающим. Не прилеплять почти вплотную к древним сооружениям построек новейшей архитектуры, не изменять характера растительности и т.п.» [5]

«Теперь хоть сами-то памятники начинают охраняться – на постройки или на починку дорог остерегаются их вывозить, и то, конечно, только в силу приказания, а настанет ли время, когда и у нас выдвинется на сцену неприкосновенность целых исторических пейзажей, когда прилепить отвратительный современный дом вплотную к историческому памятнику станет невозможным не только в силу строительных и других практических соображений, но и во имя красоты и национального чувства. Когда-то кто-нибудь поедет по Руси с этою, никому не нужною, смешною целью? – думается, такое время все-таки да будет» [6].

Однако, увиденное Рерихами во время экспедиции по древнерусским городам, видимо, изменило точку зрения Николая Константиновича. Спустя тридцать лет он напишет, что именно в 1903 году у него зародилась мысль о необходимости особого охранения святынь народных, воплотившаяся в Международном договоре об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакте Рериха).

Кроме того, Императорским Русским Археологическим обществом было поручено Николаю Константиновичу провести археологические раскопки на территории Владимирской и Ярославской губерний.

Одновременно с научными и художественными задачами был запланирован целый ряд действий в сфере культурно-просветительской: лекции по итогам путешествия, публикации в различных изданиях, тиражирование в открытках видов посещенных городов с передачей вырученных средств в пользу Красного Креста и т.п.

Не менее важным аспектом экспедиции по древнерусским городам представляется та внутренняя работа души художника, оказавшая влияние на всю его дальнейшую жизнь. Известный исследователь творчества Рерихов, Генеральный директор Международного Центра-Музея им. Н.К.Рериха, Л.В.Шапошникова, так описывает этот процесс:

«Русская культура - зрелище грандиозное и многообразное. Ее ощутил со всей остротой Рерих во время поездок по старинным городам. Она влекла его неудержимо, заставляла много думать и вникать в ее суть. Он искал ее первооснову, определял ее связи с мировой культурой и те узловые моменты в ней, которые меняли, продвигали или задерживали ее развитие. <…> Он называл эти моменты строительными» [7].

«Города, в которых он побывал в 1903 и 1904 годах, также имели отношение к строительным моментам. Он остро ощущал это, когда смотрел на стены и башни крепостей, когда прикасался к кованым воротам монастырей и любовался совершенными пропорциями ранних церквей. За иконописными ликами святых со старинных фресок вставала подлинная история его народа. Его страдания и надежды, его мужество и самоотречение, его радости и беды. Он чувствовал ток тысячелетий, который несла в себе земля» [8].

«Эта эпоха как бы возникала в нем самом, звучала отжившими голосами, наполнялась красками и формами. Он видел ее, ощущал ее и переносил на полотно. Это был редкий, поразительный дар, несший в себе, кроме таланта, и многое другое, что составляло внутреннюю суть этого человека. Он ощущал ток Времени, протекавший через него, отбирал в этом потоке нужное ему.
Это походило на чудо. Но он называл это иначе — историческое настроение» [9].

Здесь мы вступаем в священный чертог духовных переживаний, которые невозможно описать словами – лишь чувством можно прикоснуться к невыразимой глубине Несказуемого.

«Когда вас охватывает историческое настроение, словно при встрече с почтенным старцем, невольно замедляете походку, голос становится тише и, вместе с чувством уважения, вас наполняет какой-то удивительный покой, будто смотрите куда-то далеко, без первого плана…», [10] - писал Николай Константинович. И в своих путешествиях по России неутомимо искал места, где можно воскликнуть: «Вот оно, историческое настроение!» [11]

Еще одной вехой этого путешествия можно назвать посещение Н.К. и Е.И. Рерихами имения княгини М.К.Тенишевой Талашкино и знакомство с уникальной деятельностью Марии Клавдиевны по сохранению и развитию народной культуры. «Чистый родник» [12] - так называл Талашкино Николай Константинович. Его размышления над увиденным, о путях русского искусства, поражают размахом и глубиной. Удивительный фейерверк мыслей, идей и творческих планов, новые горизонты сотрудничества и неожиданные грани собственного творчества – вот чем стало для Николая Константиновича Талашкино.

После окончания экспедиции в творчестве Николая Константиновича происходят глубокие сдвиги. Для него по-новому открывается еще один вид стилизации - русская иконопись, поэтому одним из итогов путешествия можно назвать появление религиозных мотивов в творчестве Н.К.Рериха. До поездки сюжеты картин Николая Константиновича носили, как правило, исторический характер.

Впечатления от икон и фресковой живописи повлияли не только на выбор сюжетов, но также и на поиски Николаем Константиновичем собственной техники написания картин и создание знаменитой «рериховской палитры» красок.

Изучение старинных костюмов найдет свое продолжение в театрально-декорационном творчестве Николая Константиновича.

Картины, написанные во время путешествия по древнерусским городам, выступления Николая Константиновича в печати и на заседаниях различных обществ и комиссий привлекли всеобщее внимание. Вслед за Рерихом по этим городам поедут многие деятели искусства и культуры.

Став директором Школы Общества поощрения художеств, Н.К.Рерих начнет организовывать, для повышения культурного уровня своих учащихся, экскурсии по старинным городам. Вслед за Школой Общества поощрения художеств этот опыт начнут перенимать и другие учебные заведения.

Но, конечно же, главной, той самой, «смешной», целью экспедиции была охрана памятников культуры и исторических пейзажей.

Рассказать обо всех инициативах Николая Константиновича в этой области сегодня просто невозможно. Но хотелось бы отметить, что во многих действиях Николая Константиновича внешне, казалось бы, не связанных с охраной памятников, она играла, тем не менее, далеко не последнюю роль.

Анализируя бедственное положение памятников культуры в нашей стране, он пришел к выводу, что причина его лежит не столько в отсутствии внимания властей к этой проблеме (соответствующих постановлений было довольно много), сколько в отсутствии любви к старине. Становилось понятно, что необходимо воспитывать вкусы народа, просвещать, прививать бережное отношение к старине.

Став в 1906 году директором Школы Общества поощрения художеств, Н.К.Рерих начинает проводить в ней реформу, которая сделает эту Школу самым большим в России, самым доступным для народных масс художественным учебным заведением. Кроме традиционных дисциплин в Школе появляются классы по изучению прикладных искусств, иконописи. На примере мебели, украшений, посуды учащиеся учились находить и создавать красоту, высокий стиль во всем, что окружает простого человека.

Стремясь затронуть просвещением как можно большие слои населения, Николай Константинович работает над большим издательским проектом, рассказывающим о культурных сокровищах русских городов и монастырей. И это лишь единичные примеры.

Во время экспедиции Николай Константинович создал огромную серию – более сотни живописных полотен под скромным названием: «Архитектурные этюды». В них широко показано многообразие и богатство древнерусского зодчества. «Пантеоном нашей былой Славы» и «Российскими Елисейскими Полями...» назвал эти этюды искусствовед Сергей Эрнст [13].

Некоторые храмы, изображенные на полотнах Мастера, к настоящему времени не сохранились, и мы можем любоваться ими только на его картинах. Художник призывал: «Спешите, товарищи, зарисовать, снять, описать красоту нашей старины. Незаметно близится конец ее. Запечатлейте чудесные обломки для будущих зданий жизни» [14].

Его хождения по святыням русским претворились в лаконичный завет: «Чтобы полюбить Родину, надо познать ее».

Все мысли Николая Константиновича, родившиеся под впечатлением экспедиции 1903-1904 гг. не только не потеряли своей актуальности сегодня, но и, во многом, приобрели еще большую остроту. На многочисленных конференциях и круглых столах идет обсуждение этих идей, среди выставок и экскурсий звучат призывы Николая Константиновича спасти и сберечь национальную культуру. Все больше желающих посетить именно «рериховские» места и потому нельзя не согласиться со словами председателя Ярославского рериховского общества «Орион» С.В.Скородумова: «Говоря о результатах экспедиции 1903 года, я бы хотел сказать и о тех последствиях, которыми она отозвалась в наших душах. Этот большой культурный проект, который проводится в рамках международной программы “Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего” [15] - показывает и доказывает, что идеи Николая Константиновича не умирают, что вообще все светлые идеи не умирают и, спустя даже 100 лет, всходят такими красивыми и мощными ростками. Значит, взойдут и другие светлые идеи, нужно только верить в торжество культуры.

Кроме того, это путешествие по маршруту Николая Константиновича Рериха имеет огромное значение для нас сегодня. И, может быть, не так уж важно как именно оно осуществляется. Может быть, оно проходит по тем городам, которые он посетил, может быть, оно проводится по его картинам или в виде путешествия по его очеркам ? все равно это отзывается в наших душах. Отзывается очень громко, звонко и глубоко. Действительно, спустя 100 лет Николай Константинович своим путешествием продолжает нас звать за собой для того, чтобы “познать и полюбить Русь”» [16].

 

 


1. Рерих Н.К. По старине. // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР, 1999. С. 64.

2. Биржевые ведомости. 1903, 4 июня. // Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Вып. II, СПб., 2005. С.185.

3. Там же.

4. Там же.

5. Рерих Н.К. К природе. // Рерих Н.К. Человек и природа. М.: МЦР, 1994. С.33.

6. Рерих Н.К. По пути из варяг в греки. // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР, 1999. С.53.

7. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 1. Мастер. М.: МЦР, 1998. С.46.

8. Там же.

9. Там же.

10. Рерих Н.К. По пути из варяг в греки. // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР, 1999. С.50.

11. Там же.

12. Рерих Н.К. Обеднели мы. // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР, 1999. С.103.

13. Эрнст С. Н.К.Рерих. Петроград, 1918. С.65.

14. Рерих Н.К. Спас Нередицкий. // Рерих Н.К. О старине моления. Листки. Сказки. М.: МЦР, 1999. С.90.

15. Подробнее о Международной программе "Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего" см. на сайте www.roerich.com.

16. Скородумов С.В. Н.К.Рерих и Ярославский край. // Рериховские чтения. О старине моления. Гаврилов Посад. 21 июня 2003. Иваново, 2005. С.28.

 

bottom
    Назад